Главная

СССР
Публикации

Гринфельд

ВСЕГДА И ВСЮ СВОЮ ЖИЗНЬ...
Очерк о летчике 27 ОСИАП капитане Гринфельд Э.С.

Эмма Самойлович Гринфельд родился 31 января 1916 г. в пгт. Базалия Хмельницкой обл. в бедной многодетной еврейской семье. В семье Гринфельдов почти всегда рождались двойни, из 17 рожденных, выживших было 12 детей.

Когда Эмме исполнилось 14 лет, это было в 1930 г., кто-то из старших братьев забрал его в Киев с тем, чтобы устроить на работу и хоть немного помочь семье. Время было трудное, и найти работу без специальности и хорошей квалификации представлялось, в те времена, непростым делом. Почти 2 года он перебивался случайными заработками и только в 1932 г. брату удалось устроить его сначала учеником, а через некоторое время помощником кочегара в паровозную бригаду. В это время Эмма впервые увидел самолет и, наверное, как и у большинства мальчишек, в душе у него зародилась мечта. Во всяком случае, как он рассказывал позже своей жене, с некоторых пор он стал читать газеты и делать из них вырезки, благо в Киеве с периодическими изданиями проблем не было. Регулярно газеты покупать он не мог, а потому, большей частью собирал их в вагонах или на вокзале, после возвращения с поездок, и как сам шутил, что с авиационными новостями страны и мира знакомился с опозданием в 10-15 дней.

К 1934 году в Киеве уже действовал ОСОАВИАХИМ. В возрасте 18 лет Эммануил поступил в аэроклуб, где занимался одновременно в самолетной и парашютной секциях. В 1936 г. Гринфельд получает свидетельство пилота и направляется на всесоюзные 3-х месячные курсы инструкторов-парашютистов в Монино.

После окончания курсов в Монино, Э.Гринфельд поступает на работу в ОСОАВИАХИМ и направляется для работы инструктором, сначала в Винницкий, а с 1938 г. в Кременчугский аэроклуб.

В конце 1938 г. в Кременчугском аэроклубе состоялся второй набор курсантов, среди которых было немало молодых девушек, а в их числе и выделяющаяся красотой и независимым поведением 19-ти летняя кременчужанка Шепотиевская Аня, волею судьбы зачисленная в экипаж летчика-инструктора Э.Гринфельда.

Через некоторое время Э.Гринфельд стал захаживать в гости к Шепотиевским. Определенные и настоятельные советы Анне стал давать начальник аэроклуба, подключились и родители Ани, должным образом оценившие Э.Гринфельда, и в ноябре 1939 г. выпускница аэроклуба А.С. Шепотиевская стала его женой.

Тогда в 1939 г., вспоминает Анна Семеновна, я была молодой, возможно глупой и уж точно вздорной девчонкой. Когда Эмма предложил мне руку и сердце, я для себя уже все решила, но театрально сказала ему, что хотя Вы мне и не очень нравитесь, я выйду за Вас замуж, и обещаю, что буду верна Вам всегда и всю свою жизнь.

Наверное, Всевышний услышал сказанное Анной, сказанное скорее всего необдуманно и по причине девичьей вздорности, сделав эти слова роковыми, а судьбу ее испытанием длиною в жизнь.

В конце декабря 1939 г. Э.Гринфельд зачисляется на 8-ми месячные курсы летчиков-истребителей в Чугуевское авиационное училище, после окончания которого, получает звание младшего лейтенанта и направляется в 44 ИАП, базирующийся в пос. Ропша под Ленинградом. Вместе с ним, к месту службы, следует и его жена. Жили в этот период на частной квартире в очень стесненных условиях. Найти в поселке хорошую квартиру было невозможно. Почти все летчики жили в таких условиях. Молодость и надежды на скорую и лучшую жизнь брали свое. Бытовые неудобства считались временными и воспринимались как мелочи, на которые никто не обращал внимания. Летали в это время летчики немного, больше занимались теорией.

Иногда Эмма раздраженно говорил, что лучше бы было остаться в аэроклубе, там летать можно было вдоволь, и таких ограничений по пилотажу никто не ставил. Но потом, успокоившись, говорил, что видимо так сейчас надо и что это временно.

Новый 1941 год встречали всем полком в Павловском дворце.

Сразу после новогодних праздников Эмма, прийдя со службы домой сказал, что пришел приказ Наркома Оборони о переводе летчиков, вплоть до заместителя комэска, на казарменное положение и в связи с этим, все жены офицеров и члены их семей должны убыть по своему прежнему месту жительства, как всегда добавив, что так надо. Это был известный приказ Наркома обороны СССР маршала Тимошенко за No.0362 от 22 декабря 1940 г., неоднозначно воспринятый личным составом ВВС.

В первой половине января 1941 г. всем убывающим членам семей летчиков были выданы необходимые документы, в том числе и справки для военных комендатур об оказании содействия в пути. 17 января 1941 г. Анна убыла в г. Кременчуг, где проживали ее родители. (Справку А.С.Гринфельд сохранила до наших дней авт.)

В последних числах апреля 1941 г. мл. лейтенант Гринфельд прибыл в очередной отпуск в Кременчуг. Анна Семеновна была уже на 3 месяце беременности и это обстоятельство стало для ее мужа приятной неожиданностью.

Не успев начаться, отпуск уже подходил к концу. Дней 10 молодая семья провела в Киеве у родственников Э.Гринфельда. С того предвоенного времени осталось несколько фотографий, которые Анна Семеновна всегда возила с собой, в том числе и находясь в эвакуации в г. Алма-Ата.

В конце мая 1941 г. Э.Гринфельд убыл к месту службы в Ленинградскую область.

Получив от мужа в середине июня письмо о прибытии к месту службы, Анна собралась 22 июня выехать с сестрой в Киев к родственникам мужа погостить, но это стало возможным только через 4 года. Началась война. Немецкие войска продвигались очень быстро и к концу июля начались бомбардировки Кременчуга авиацией противника. К середине августа стало понятно, что город будет сдан немцам и родители Анны принимают решение эвакуироваться в г. Алма-Ата, где проживали их далекие родственники. Добирались долго. В пути, в последние дни сентября, Анна родила мальчика и дала ему имя Валерий. Не прожив и месяца, 21 октября ребенок умирает. Анна хоронит его в с. Никольское Пензенской обл.

Убитая горем, физически измотанная дорогой, истощенная психически, к концу ноября 1941 г. Анна с матерью и сестрой прибывают к родственникам в Алма-Ату, через некоторое время трудоустраивается и надеясь на лучшее, все время пишет мужу письма на старый адрес, сообщая все подробности жизни и событий, которые ей пришлось пережить. Ответа небыло. И только в конце 1942 или начале 1943 г. на почтовое отделение до востребования на ее имя пришел денежный аттестат мужа. Для Анны это был праздник - Эмма жив.

Писем от мужа Анна по прежнему не получала, приходили только деньги. Но это было точным свидетельством того, что муж жив.

Вообще за всю войну, вспоминает Анна Семеновна, Эмма прислал 3-4 письма, а первое - в октябре 1943 г. В 1944 г. Анна с родителями начали готовиться к возвращению в Кременчуг, получив все необходимые документы они выехали. Дорога заняла почти 2 месяца и в Кременчуг семья прибыла в сентябре 1944г.

Пришла весна 1945 г., а с ней и Победа.

31 августа 1945 г. Анна ушла к знакомым, попросившим ее составить какой-то документ, а через некоторое время прибежала мать и сказала только два слова: "Эмма приехал!" Дальше Анна ничего не помнит. Поплыли стены, подкосились ноги и она в полусознательном состоянии опустилась на стул.

В их квартире (в то время семья Анны проживала в полуразрушенном подвале) сидел худой и бледный ст. лейтенант ВВС в гимнастерке. На груди 2 ордена Красного Знамени, 2 ордена Отечественной войны и медали. Это был Эмма, ее Эмма. И казалось, все что было до этого момента, это был кошмарный сон и что теперь они вместе и навсегда, и ничего страшного и непоправимого ни с кем теперь не произойдет... и были слезы, и длинные разговоры, объяснения и признания, на которые не у всякого мужа хватит смелости, были первые планы, были расспросы и рассказы о войне.

Война для Эммы началась буквально с первых дней. 44 ИАП входил в состав 7 истребительного авиакорпуса ПВО Ленинградского фронта. В октябре 1941 г. Гринфельд переведен в 191 ИАП, а в феврале 1942 г.в 157 ИАП. Именно в этом полку впервые в советских ВВС была сформирована группа летчиков-асов . 1942 год для Гринфельда были особо драматичными. 157 ИАП в этот период участвовал в Ржевской операции на английских истребителях Харрикейн.

К лету 1942 г. советские ВВС, как и другие рода войск, понесли громаднейшие потери. Армия отходила к Волге. Именно в это время, после сокрушительного поражения в мае 1942 советстких войск под Харьковом 28 июля. вышел знаменитый приказ 227, известный под названием "Ни шагу назад" Приказ предусматривал создание штрафных рот и батальонов, куда направлялись солдаты и офицеры не только по приговорам военных трибуналов, но и согласно приказов командиров дивизий. Рассекреченые материалы военных архивов свидетельствуют о том что в ВВС согласно указанного приказа создавались также штрафные эскадрильи. Штрафные авиаэскадрильи были созданы на каждом фронте по 3 эскадрильи, для летчиков, которые проявили саботаж, трусость и шкурничество... Просуществовали штрафные авиаподразделения с лета 1942 года до конца 1942 года. Срок пребывания в штрафной эскадрилье - 1,5 месяца. Гриф "Секретно" с документов по штрафным эскадрильям и делам штрафников был снят только в 2004 году.

Направлялись летчики в штрафники за разные служебные проступки, а нередко и за незначительные - за невыполнение боевого задания, за не полностью израсходованные боеприпасы, за большой остаток топлива в баках, за поломку самолета при посадке. Лейтенант Гринфельд был направлен в штрафную эскадрилью 18 августа 1942 г. приказом командующего 3 ВА № 085 с формулировкой: "... за недостаточную напористость в выполнении боевого задания и трусость..." С такими формулировками в штрафные эскадрильи попадали не только простые летчики. Только в одном названном выше приказе по 3 ВА значится 15 фамилий летчиков, среди которых были и командиры эскадрилий, начальники штабов эскадрилий , командиры звеньев и старшие летчики. Вероятно по этой причине Гринфельд, участвующий в боевых действиях с первых дней войны, первые свои боевые награды- медаль "За оборону Ленинграда" и орден Красного Знамени, получил только в марте - мае 1944 г.

Не менее драматичным для Гринфельда был и август 1943 г.

К этому времени он служил в 21 ИАП 256 ИАД третьей воздушной армии, был уже опытным и известным в дивизии летчиком, т.к. выполнял много боевых вылетов на разведку в интересах фронта.

6 августа Як-1 Гринфельда, на котором он участвовал в воздушном бою, был поврежден, а затем начал гореть двигатель. Горящую машину удалось покинуть над своей территорией. 13 августа 1943 г. в р-не с. Бердино при вылете на разведку истребитель Лагг-3 Гринфельда в воздушном бою с немецкими истребителями был поврежден и самолет вошел в отвесное пикирование. Гринфельд, выбросившись с парашютом приземлился в лесу на территории занятой врагом, недалеко от линии фронта. При приземлении на лес была сломана ключица и предплечье. Через неделю руководством 21 ИАП было составлено донесение о безвозвратных потерях полка с 1 по 20 августа 1943. В списки потерь, как не вернувшийся с боевого задания, был внесен и ст. летчик л-т Гринфельд Э.С. Эти сведения и донесение и доныне хранятся в ЦАМО МО России.

Через 10-12 дней Гринфельд перешел через линию фронта и вышел на советскую часть, но был принят за шпиона излишне бдительным командиром пехотинцев, все время предлагавшем признаться в измене Родине добровольно и угрожавшем расстрелом. У пехотинцев была телефонная связь и удалось быстро связаться с командованием своего полка. Дальше было несколько месяцев лечения в госпитале по поводу осложненного перелома ключицы.

За всю войну Гринфельд выполнил 277 боевых вылета, сбил 2 самолета лично и 2 в группе (все истребители ФВ-190). Два раза был ранен в воздушном бою. Первый раз в ногу, а второй раз осколком снаряда, пробившем фонарь, был поврежден нос и хрящевые ткани.

Участвовал Гринфельд в воздушных боях на Ленинградском, Калининском, 1-м и 3-м Белорусских фронтах. Участвовал в обороне Ленинграда, освобождении Белоруссии, выполнял боевые вылеты при взятии Кенигсберга и ликвидации уже в последние дни войны Курляндской группировки немцев. Войну ст.л-т Гринфельд закончил командиром звена в составе 21 ИАП.

Краткосрочный отпуск, полученный по болезни, заканчивался, и молодая чета принимает решение ехать к месту дислокации 21 ИАП (полк стоял под Кенигсбергом, в 1945 г. это еще территории Германии). Ст.лейтенанту-победителю очень хотелось показать молодой жене поверженную Германию. Документы на жену не оформлялись, да и такое разрешение, в то время, просто не дали бы. Посоветовавшись, летчики решили провезти Анну через пограничный контроль тайно, благо она маленького росточка. Ее запихнули под лавку и обставили чемоданами. В купейном вагоне, при подъезде к границе, был накрыт стол. Очень кстати в попутчиках оказался Герой Советского Союза полковник - пехотинец. Заиграла гармонь, в стаканах водка, на столе нехитрая армейская снедь, сцена как в театре - полковник приливает звезду Героя. Пограничники поздравили его и пожелали летчикам счастливого пути.

В Германии прожили 6 месяцев, затем полк был переведен в Кировобад, а через непродолжительное время переезд в станицу Ленинградская на Кубани, где ст. л-т Гринфельд был зачислен в формирующийся там 27 отдельный смешанный испытательный авиаполк, но прожили там совсем недолго.

В конце августа 1947 г. 27 ОСИАП, а с ним и семья Гринфельдов, был эшелоном перебазирован в Ахтубинск. Уже через неделю, 3 сентября 1947 г., после перелета самолетов, командир полка полковник Ф.Федоренко доложил о завершении перебазирования полка и начале плановых занятий по учебно-боевой подготовке. В этот день, в соответствии с расписанием, проводились прыжки с парашютом личного состав полка. Старший лейтенант Гринфельд, как опытнейший парашютист-инструктор, совершил прыжок с По-2 первым. Затем прыжки выполнили другие летчики и штурманы. В полку Гринфельд занимал должность заместителя командира эскадрильи. Вскоре ему было присвоено звание капитана. Чем занимается на службе муж, Анна Семеновна не знает, в свои служебные дела он ее никогда не посвящал. Она знала только то, что ее муж летает и летает много, как впрочем и другие летчики.

В ту пору главной задачей полка было обеспечение полигона в Капустином Яре самолетами мишенями Ту-4, Ил-28 и др. для испытаний и отработки боевого применения ракет, "земля-воздух", которые разрабатывались разными КБ и испытывались. Летчики полка сопровождали самолеты-мишени, не допуская их отклонения от заданного маршрута.

Там в Ахтубинске, Анна впервые увидела в небе самолеты без привычных глазу винтов, издававшие характерный свистящий звук - это были первые реактивные самолеты.

С той поры у Анны Семеновны сохранилось два письма. Одно из них написано к-ном Гринфельдом во время переучивания в с. Разбойщина Саратовской обл. на новую, вероятно реактивную технику. В письме Эмма Самойлович, не раскрывая деталей, сообщает, что дело за которое он взялся и казавшееся поначалу невероятно сложным, ему по силе и просит Анну Семеновну не волноваться.

Все летчики жили в пос. Владимировка на частных квартирах. Анна Семеновна и сейчас хорошо помнит лица и фамилии командира эскадрильи майора Болдырева Ивана Николаевича, летчика Фадеева Бориса Федоровича - друга Гринфельда Э.С., инженера эскадрильи майора Сигалова Ефима Борисовича, летчиков капитанов Черняева Аркадия и Хмельницкого Федора, летчиков Александра Мазина и Ивана Хребтова, летавшего после катастрофы под Сталинградом по медицинским ограничениям только на По-2, командира транспортной эскадрильи подполковника Ковалева Владимира Ивановича, парторга майора Орлова.

Хорошо помнит она лицо молодого летчика, Героя Советского Союза Луценко Василия, погибшего в 1948 г. и похороненого первоначально в Владимировке, помнит старшину Николенко Леонида, с которым был дружен Э.Гринфельд.

Квартира Гринфельдов была всегда открыта для сослуживцев.

Ветеран 27 ОСИАП старшина Л.Николенко, служивший вместе с Гринфельдом с дня формирования полка вспоминает, что в те послевоенные времена все люди были очень доброжелательными. Но Гринфельд выделялся даже в этой среде. Невысокий, плотного телосложения, энергичный, общительный и любящий юмор он заражал окружающих добротой и оптимизмом. Сослуживцы уважительно называли его просто по инициалам - ГЭС, а Гринфельд пояснял, что инициалы его сами сложились в честь ДнепроГЭСа - великой стройки страны 30-х годов. Очень часто в их доме обедали или ужинали 5-8 человек. Анна Семеновна вспоминает, что никогда не готовила обед только на двоих. Так было и 27 октября 1949 г. За день до этого Эммануил сказал жене, что 27 октября будет много полетов, будет генералитет из Москвы и попросил жену приготовить ужин на 8 человек. Приготовив все необходимое, Анна села писать мужу конспект первоисточников по марксистско-ленинской подготовке. Такая практика почти в каждой офицерской семье существовала ровно столько, сколько существовал сам предмет, как бы не возражали этому утверждению замполиты.

Через какое-то время в дом зашла соседка Евгения, жена командира транспортной эскадрильи подполковника В.Ковалева, и как-то не к месту, суетливо и наиграно бодро стала предлагать выйти на улицу прогуляться.

На улице почему-то было необычно много людей, а к дому подходили Б.Фадеев - друг Э. Гринфельда и парторг майор Орлов.

Зайдя в дом, гости молча сели за ненакрытый еще стол и Фадеев сказал: "Давай обедать, хозяйка". Анна удивилась и предложила подождать Эмму, так как он должен скоро прийти.

Наклонив голову, майор Орлов, в навалившейся вдруг откуда-то звенящей тишине ответил: "ЭММА БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ ПРИЙДЕТ... ВО ВРЕМЯ ПОЛЕТА ПРОИЗОШЛА КАТАСТРОФА..."

Похороны состоялись через 4-5 дней, потому что ожидали приезда родственников капитана Э.Гринфельда - брата Льва Самойловича и сестры Полины Самойловны. В части был объявлен траур. Погиб один из лучших летчиков полка. Каких-то примечательных подробностей, память Анны Семеновны не сохранила, она еще долго после похорон не могла оправиться от нервного срыва. Она не помнит кто был на похоронах, что говорили во время панихиды, где она проходила. В память врезались только закрытый гроб, рвущие душу звуки музыки самодеятельного военного духового оркестра, большое количество людей и..., обжигающие тело, как удары кнута, выстрелы при опускании в могилу гроба с останками мужа, звенящие в ее душе вот уже почти 60 лет. Похоронен Гринфельд Э.С. на старом кладбище г. Ахтубинска в квадрате И-4.

После 9 дней со дня гибели мужа Анна решила с Владимировки уехать к родителям в Кременчуг. Жить там, ей казалось бессмысленным и невыносимым. Все вокруг напоминало ей о муже: деревья, дороги, дома, мебель, люди, но больше всего, летающие в небе самолеты. Начались сборы и оформление необходимых документов.

Перед самым отъездом из Владимировки ее неожиданно пригласили в штаб части в какой-то кабинет. Сейчас Анна Семеновна уже не помнит ни должности, ни фамилии того офицера, что проводил беседу. Высказав дежурные слова соболезнования он сказал, что ордена мужа надо сдать, а орденскую книжку и медали "За оборону Ленинграда", "За взятие Кенигсберга", "За победу над Германией" и "ХХХ лет советской армии" оставите себе, есть такой приказ (? !).

Четыре ордена (2 ордена Красного знамени No.96435, No.135844 и 2 ордена Отечественной войны - 1 ст. No.61666 и 2 ст. No. 264076) она сдала на следующий день, поставив свою подпись в какой-то тоненькой тетрадке. Никаких документов о сдаче орденов ей в штабе тогда не выдали. Только в 1955 г. на свой запрос по восстановлению утерянных документов ей выдали справку о том, что два Ордена Отечественной войны и медали ей были вручены на хранение. Номера орденов Отечественной войны, указанные в справке в\ч 23 587 за No. 12 от 17.02.1955 г., подписанной начальником штаба подполковником Семеновым, совпадают с номерами указанными в орденской книжке. Что касается двух Орденов Красного знамени, то тут полная неизвестность.

Узнав, что Анна уезжает из Владимировки, летчик Аркадий Черняев просил ее остаться, сказав при этом что она ему нужна. Анна поблагодарила его и ответила, что сделать это никак не может. "Я дала Эмме клятву и буду ему верна всегда и всю свою жизнь". В середине декабря 1949 г. А.С.Гринфельд навсегда уехала из Владимировки.

Так сложилось, что Анна Семеновна до мая 2008 г. о причинах катастрофы ничего не знала. Вполне возможно, что в те времена существовали такие порядки, но с актом расследования причин катастрофы ее никто и никогда не знакомил, а переписка с семьями сослуживцев мужа очень скоро прекратилась. Ничего о причинах катастрофы не рассказал и инженер эскадрильи майор Сигалов Е.Б., посетивший Анну Семеновну в Кременчуге в августе 1950 г.

Только в феврале 2008 г. Анна Семеновна впервые узнала, что имя ее мужа капитана ВВС Гринфельда Эммы Самойловича на Крыле Икара - мемориальном комплексе, воздвигнутом в г. Ахтубинске в память о погибших летчиках-испытателях, значится одним из первых.

Совершенно неожиданной, но очень волнующей, для Анны Семеновны стала информация об установке нового надгробного памятника на могиле мужа в 2007 г., инициированном Ахтубинским советом ветеранов и поддержанном финансово руководством ГЛИЦ.

Исследованиями и поисковой работой по капитану Гринфельду Э.С. параллельно с исследовательской работой Ахтубинского совета ветеранов почти два года занимается общественная организация "Кременчугский музей истории авиации и космонавтики", в фонды которой Анна Семеновна передала все имеющиеся у нее документы, фотографии и некоторые сохранившиеся предметы, принадлежавшие капитану Гринфельду Э.С.

Копии указанных материалов переданы Ахтубинскому совету ветеранов. Собственно и настоящий очерк является удачным результатом и примером успешной совместной работы двух общественных организаций. Результаты проведенных независимо друг от друга исследований очень удачно дополнили друг друга и конечном итоге достаточно полно раскрыли судьбу и образ капитана Гринфельда Э.С., а его историю сохранили для потомков.

И пусть внимательных людей и особенно исследователей будущего не смущают чуть по-разному написанные на могиле и Крыле Икара имя и отчество капитана Гринфельда. Установить причины, по которым в 1949 г. его имя было написано на надгробной табличке как Эммануил Самуилович, а затем перенесено в 2007 г. на новый памятник, сейчас невозможно.

Гораздо важнее, чтобы потомки наши его помнили и чтили память так же, как и его сослуживцы и знали, что речь идет об одном и том же человеке, капитане ВВС СССР Гринфельде Эмме Самойловиче. Так он числится во всех наградных документах сохранившихся до наших дней, так имя его и отчество выбито на Крыле Икара.

3 мая 2008 г. Анну Семеновну Гринфельд посетил заместитель Ахтубинского летно-испытательного центра по летной работе полковник Российских ВВС Кружалин А.П. Во время встречи ей были вручены сувениры от руководства центра и Ахтубинского совета ветеранов. Впервые Анна Семеновна узнала подробности и причины катастрофы произошедшей в 1949 г.

27 октября 1949 г. в Ахтубинске был организован первый показ новой авиационной технике высокому военному руководству. Выполнение пилотажной программы на новом реактивном истребителе Ла-15 было поручено капитану Гринфельду. Мастерски выполнив перед зрителями и руководством первую часть полета, он начал выполнять петлю Нестерова. Находясь в верхней точке фигуры, самолет Гринфельда неожиданно потерял скорость и сорвался в перевернутый плоский штопор. Высоты для катапультирования, а также вывода самолета в горизонтальный полет совершенно не хватало. Понял это и капитан Гринфельд.

Находящиеся на командном пункте офицеры услышали из громкоговорителей как Гринфельд с надрывом запел "...ШИРОКА СТРАНА МОЯ РОДНАЯ..." Песня звучала 4-5 секунд. Самолет столкнулся с землей и взорвался на глазах у зрителей в том районе, где ныне находится КПП-8.

Статью ветерана ГЛИЦ Лазарева Р.Н. о Гринфельде в которой подробно описана катастрофа, опубликованную в гарнизонной газете "Испытатель" за 19 июля 2007 г., я прочел Анне Семеновне 9 мая 2008 г. Читал медленно, не торопясь. Она сидела тихо и склонив голову внимательно слушала, а в руках держала ксерокопию фотографии могилы мужа. Когда я закончил читать, Анна Семеновна с трудом выдохнув шепотом сказала: "Это на него так похоже. Он таким и был в жизни..." По щекам ее текла одна за другой слеза и падали они, как будто специально, на фотографию могилы мужа, на которой она после 1949 г. никогда не была.

Замуж Анна Семеновна больше не выходила, романов с мужчинами избегала, детей, родственников и подруг не имеет, живет одна в центре Кременчуга в однокомнатной квартире в доме, построенном в послевоенное время, по иронии судьбы, почти на том же месте, где в довоенное время располагался аэроклуб, в котором она познакомилась с Эммой.

15 апреля 2009 г. ей исполнилось 90 лет, из которых 60 она прожила в одиночестве, следуя обещанию хранить верность, которое она дала мужу в далеком 1939 г.

 

P.S. С Анной Семеновной Гринфельд я знаком около 4 лет.

Все, что написано о ее жизни, мне стало известно с первых встреч. Но только закончив о ее жизни очерк, я ощутил с необыкновенной остротой и силой всю трагедию и драму ее жизни как женщины.

Почему так распорядился Всевышний? Наградив ее красотой он лишил ее супружеской жизни, посвятив в таинство зачатия, лишил материнства, подарив долголетие, обрек на одиночество. Для меня ее судьба стала ярким примером испытаний длиною в целую жизнь, которым еще не пришел конец. И если Господь отслеживает жизненный путь и дела каждого из нас, то выполненная Анной Семеновной клятва верности не должна быть им оставлена без внимания и оценки. Он должен как-то или чем-то поощрить ее еще в этой жизни. Я задаю себе вопрос, чем и как? Но ответа найти не могу.

Время неумолимо и беспощадно в своем стремлении очистить человеческую память, умело сочетая и используя для этого естественную смену поколений и особенно, негативные процессы происходящие в обществе.

Мы хорошо храним историю создания авиационной техники. Намного хуже, но все же чтим и храним историю о людях отдавших свои жизни на ниве летно-испытательной работы. Но о женщинах, которые были рядом с ними и до конца дней своих оставшихся верными своим мужьям, мы совсем ничего не знаем.

И будь моя воля и возможности, я бы рядом с Крылом Икара, на котором высечены имена погибших летчиков-испытателей и слова "ПОМНИМ ВСЕХ ПОИМЕННО", поставил бы другую часть крыла, написав на нем слова "...всегда и всю свою жизнь..."

Это должен быть мемориал женской верности, силе, преданности и чести.

 

 

Анатолий Бышенко, Виктория Ткаченко

10 апреля 2010 г. Украина г. Кременчуг

 

Источники:

1. Анищенков П.С., Шуринов В.Е. Третья воздушная: Военно-исторический очерк о боевом пути ВВС Калининского фронта и 3-й воздушной армии в годы Великой Отечественной войны.- М.:Воениздат, 1984.

2. Полак Т., Шоурз К. Асы Сталина: Энциклопедия / Пер. с англ. А.К.Ефремова. — М.: Изд-во Эксмо, 2003.

3. Сайт В.В.Харина Авиаторы Второй мировой, allaces.ru

4. Сайт Ахтубинского телевидения atv.ahtubinsk.ru, статья Е.Педченко "Помним всех поименно..." за 21.09 2007 г.

5. Еженедельная газета ГЛИЦ им. Чкалова "Испытатель" No. 29 за 19 июля 2007 г. статья Лазарева Р.Н. о Гринфельде Э.С. и статья Н.Бондарено "Бережно память храня".

6. В.Шалагинов "Переживший эпоху". - М. "Голос-пресс", 2008 г.

7. Архивы общественной организации "Кременчугский музей истории авиации и космонавтики" (личные документы к-на Гринфельд, орденская книжка, удостоверения к медалям и пр.)

8. Материалы ЦАМО РФ: фонд 58, опись 18001, дело 691, л.135 (донесение о безвозвратных потерях 21 ИАП за период с 1по 20 августа 1943 г.)

9. Видеозапись воспоминаний А.С.Гринфельд - вдовы капитана Гринфельда Э.С.

В начало страницы

 

Дата последнего изменения этой страницы: 17.06.2010 10:45

[ Главная | Любопытно! | Ссылки | Библиография | Карта сайта | Спонсорам ]

Copyright © 2003 - 2011 Харин В.В.
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.